Путинская Россия в тупике! России нужны перемены!

Совет по науке и образованию: наука деградирует — Путин доволен

Совет по науке и образованию: наука деградирует — Путин доволен

Андрей Басманов — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии.

21 января 2016 г. президент России В. В. Путин провел заседание Совета по науке и образованию, на котором обсуждались вопросы подготовки и реализации стратегии научно-технологического развития страны. В начале заседания президент выступил с докладом, значительная часть которого была посвящена успехам в реформировании отечественной науки. Здесь В. В. Путин привёл ряд оптимистичных данных, которые, казалось бы, подтверждают верность направления, заданного российской науке реформаторами. Однако попробуем оценить их критически с точки зрения данных статистики и объективных фактов.

Давая общую оценку развитию науки в стране, президент выразил убежденность, что в последние годы «создан серьёзный задел для выполнения масштабных научных проектов, укрепляется инфраструктура науки, её кадровый потенциал». Действительно, с 2005 г. произошло некоторое оживление инновационной активности научных организаций: в условиях благоприятной экономической конъюнктуры объем затрат на технологические инновации увеличился к 2014 г. в 8,5 раз. Однако это не привело к тому, что Россия стала игроком на мировом рынке новейших технологий, как то планировалось правительством: например, объём иностранных инвестиций среди затрат на инновации в 2014 г. составил ничтожные 0,3%. При этом с момента принятия в 2011 году Стратегии инновационного развития количество предприятий, вводящих инновации, последовательно снижалось вплоть до 2014 года, упало за этот период и количество патентов.

Несмотря на то, что, по словам Путина, «у нас есть немало хороших примеров сотрудничества науки и бизнеса», удельный вес организаций, осуществляющих инновационную деятельность в России за 10 лет не изменился и не превышает 10%. Из них собственно бизнес, т. е. частные организации — всего 9,7%. Доля организаций в затратах на инновации снизилась с 80% (2005 г.) до 51% (2014). Таким образом, особых успехов в переходе частного сектора экономики на инновационные рельсы не наблюдается.

Сократилось и количество проектно-изыскательских организаций, занятых научно-технической деятельностью непосредственно на производстве. Главная причина — низкий спрос на её результаты со стороны полуживого реального сектора экономики.

Стремительное «старение» российской науки являлось одной из главных её проблем в постсоветский период. По словам президента, здесь наметился перелом: «значительно возросло число молодых учёных, прежде всего в организациях, которые занимаются прикладными и ориентированными на конкретную задачу фундаментальными исследованиями». Действительно, в целом, средний возраст исследователей уменьшился с 48 до 46 лет. Однако этот процесс не столь однозначен: старение ученых высшей квалификации продолжается. Ларчик прост: старики вымерли, общее количество ученых упало, вот как бы молодежи и прибавилось. Это на зарплату в 12 тыс. рублей?

Средний возраст исследователей со степенью доктора наук в 2014 г. составил 63 года, хотя в 2000 г. он составлял 60 лет. Средний возраст академиков уже совершенно старческий — 75 лет, что не может не сказываться на общем интеллектуальном уровне РАН. За период с 2000 по 2013 гг. в системе госакадемий значительно сократилась число кандидатов наук — на 2294 человека (6,6%), что отрицательно повлияло на возрастную структуру исследователей в академическом секторе науки. Доля исследователей в государственных академиях наук в возрасте 70 лет и старше увеличилась с 4,6% в 2000 г. до 14,3% в 2013 г. Таким образом, ситуация с омоложением кадров в науке выглядит далеко не столь радужной.

При этом необходимо помнить, что в научных организациях продолжаются сокращения персонала. В 2014 г. численность персонала, занятого исследованиями и разработками, составила 732 274 человека. Это 37,7% по отношению к 1990 г. (1 943 432 человек) и 82,5% — к 2000 г. (887 729 человек), в 2013 г. произошло сокращение персонала на 1,7 тыс. человек. Увольнение людей объясняется проводимой правительством политикой оптимизации штатов в сети научных организаций. Однако в странах, на которые Россия вроде бы равняется в своем научно-технологическом развитии, наоборот число научных работников возрастает от года к году: по сравнению с 2012 г. количество ученых в Японии увеличилось на 14,4 тыс. человек, за тот же срок в Германии приняты на работу 12,6 тыс. исследователей, растёт число работников науки в Италии, Великобритании, Турции и в подавляющем большинстве стран ОЭСР. В этих странах активно создаются новые рабочие места в научно-исследовательской сфере, тогда как кадровый потенциал российской науки сокращается.

Президент отметил, что «растущие возможности отечественного высшего образования отмечают и иностранные эксперты. Несколько десятков наших вузов включены в различные международные рейтинги. В 2015 году сразу три российских университета попали в первую сотню лучших в мире по направлению „физические науки“». Рейтинги в сфере науки и образования действительно существуют разные, например, согласно одному из наиболее престижных и авторитетных — Академическому рейтингу университетов мира, в 2015 г. только МГУ вошел в число 100 лучших вузов мира, заняв 86-ю позицию, тогда как в 2014 он был на 84. СПбГУ в этом рейтинге занимает 301–400 строчки. В рейтинге QS World University МГУ занимает в 2015 г. 114 строчку. Трудно по этим данным говорить о каком-то существенном росте потенциала отечественного образования и даже о его престиже. Скорее, это очевидная для специалиста деградация.

По мнению В. В. Путина «150 сильных государственных научных институтов, центров, вузов… вносят заметный вклад в мировую и отечественную науку». Насчет заметного вклада в мировую науку на этом же заседании Совета высказался президент РАН В.Фортов: «рост наших публикаций за 15 лет составил всего 12 процентов — против десятикратного роста в Китае и трёхкратного в Индии. При этом по количеству статей Китай обогнал нас в 1997 году, Индия — в 2005 году, а Бразилия — в 2007 году; нам уже в спину дышит Иран».
Президент также упомянул как достижение объединение государственных академий. Напомним, что скрестили как ужа с ежом Московскую сельскохозяйственную, Медицинскую и классическую многоотраслевую академии. Каков эффект? Что не знает президент? Эффект простой. О нем также сказал Фортов: мораторий на имущество закончился и уже выстроились в очередь желающие раздербанить здания и результаты академии. А за достижение подают рост зарплаты с 35 тыс. руб до 45 тыс. руб за счет сокращения научного персонала на треть (по материалам из Пущино). Это вообще-то, называя вещи своими именами — погром науки и академии. Особенно учитывая, что финансирование, и без того позорно низкое по сравнению с другими странами, еще уменьшается.

В своем слове на заседании Совета академик В.Фортов не стал размениваться на частности и в очередной раз подверг критике основной подход реформы к выделению «эффективных» организаций: «Ведущие и ведомые… это в фундаментальной науке трудно применимо в принципе, хотя бы потому, что критерии выбора носят сугубо формальный и предельно бюрократический характер и никак не отражают природу научного творчества». Если же говорить о доле России в числе мировых заявок на патенты, то здесь наша страна не входит даже в первую десятку (2014 г.), уступая Швеции и Швейцарии. На фоне того как Китай за 10 лет в 10 раз увеличил количество патентов в России никаких фактически подвижек не произошло.

В свете реального положения, данная президентом оценка успешности нашей науки выглядит весьма преувеличенной. Печально, что на Совете никто (за исключением Фортова) не дал Путину реальной картины. Говорят о третьестепенных вещах. Говорят только комплиментарные вещи. Чтобы настроение не испортить. Такова сегодняшняя пришедшая в негодность система государственного управления, скатывающаяся все дальше по наклонной плоскости угодничества. Ручное управление, что все более очевидно — недееспособно. Как и в ситуации с кредитно-денежной политикой, реформой здравоохранения или образования, власти гнут свою линию до конца, лакируя истинные итоги их начинаний хитро подобранными цифрами и общими радужными заключениями.

На деле в результате радикальных действий государства, происходит необратимая утрата Российской академией наук той стержневой роли, которую она веками играла в отечественной науке, под предлогом оптимизации массово сокращаются научные кадры — при этом заявленные цели реформы далеки от достижения: отставание России от США, Китая и других ведущих научных держав только нарастает. К сожалению, нет никаких признаков, что реальные доводы будут услышаны президентом и правительством. Ведь президент доложил об успехах — все идет хорошо, не о чем волноваться.


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Реформа образования: идём до «победного» конца?

За ученого трех неученых дают

Что стоит за успехом Высшей школы экономики


Об организации

Партия нового типа (ПНТ) это добровольное объединение граждан России, которые, будучи патриотами своей страны, ответственными за судьбу России и активными людьми, координируют свою аналитическую, информационную, коммуникационную, профессиональную и общественную публичную деятельность для достижения общих согласованных целей. Цели ПНТ ставятся в масштабах наивысших интересов России,…

Мы в соцсетях